toujours_murr: (Femme savante)
Disclaimer: у меня новый тэг мат и мимими. О всяческих младенческих делах. От него можно отписаться, ибо меня даже не терзают смутные сомненья по поводу того, буду ли я им злоупотреблять (буду!).

1. Давно, еще в теории, хотела выписать при случае цитату из "Дорога уходит вдаль." Случай наконец-то наступил, но в моей памяти цитата была короче и куда менее слезовыжималистой. С другой стороны, я сейчас все равно одни нервы и окситоцин, поэтому пишу рыдая, извините за неровный почерк:

Мама гладит меня по голове и говорит очень нежно, очень любовно:
- Дочка моя... я все время думаю: "Дети... наши дети..." Правда хорошо?
Как ни странно, я понимаю, что хочет сказать мама. До сих пор она всегда думала: "Дочка... Моя дочка шалит, учится, здорова, больна, надо купить нашей дочке мячик или скакалку..." Она не могла думать: "Дети" - у нее была только одна дочка. А теперь она думает: "Дети... наши дети..." И ей это приятно!

Надо сказать, что я и полторы недели спустя пока не достигла дзена мамы Сашеньки Яновской. Например, мимими сегодня описал собственное лицо. Литсо, Карл!!

2. And now for something completely different. Hа днях в специальном магазине нишевой парфюмерии на Эппендорфер Ландштрассе мне дали пробник этих духов:



IMG_2586.JPG

Они пахнут как называются. Совершенно неприлично. *нюхает, закатывая глаза*

3. Во время моей вылазки на свободу купила в аптекe набор кормящей матери после кесарева: ибупрофен, октенисепт (обезораживающий спрей такой), и фемибион (витамины для беременных и кормящих). "А вы уверены насчет ибупрофенa во время беременности?" спросила меня заботливая аптекарша. "Я уже неделю как фсе!!" выпалила я. Fauxpas аптекарши списываю на зимнюю погоду -  в пальто и шарфе-одеяле непонятно ху из ху (я настаиваю!!).

4. Ну и вообще бывают моменты сейчас (когда не кроет baby blues), когда это все очень, очень, очень про меня:

Твой Новый год по темно-синей
волне средь моря городского
плывет в тоске необьяснимой,
как будто жизнь начнется снова,
как будто будет свет и слава,
удачный день и вдоволь хлеба,
как будто жизнь качнется вправо,
качнувшись влево.
toujours_murr: (Femme savante)
Наконец-то! Противилась этому 13 лет, но мне прислали.
И это конечно все чудесно. Я замираю от собственной утонченности, потому что улавливаю все малейшие колебания тонкой душевной организации и мира главного героя. Ну и 1913-й год, декаданс, все дела.
Но блин, разве так можно описывать пирожное "мадлен"?:

Мама велела принести одно из тех круглых, пышных бисквитных пирожных, формой для которых как будто бы служат желобчатые раковины пластинчатожаберных моллюсков.

Пластинчатожаберных!!
*задумавшись* а вдруг это и не "мадлен" вовсе?


P.S.: А, "мадлен"! Аж в википедии есть, как  яркий пример непроизвольного воспоминания. Every day you learn something new.
toujours_murr: (Femme savante)
В Гамбурге идет снег, все в фейсбуке постят свои виды из окна, а самые храбрые - свою белую собаку в белом снегу. А мы с мелочью сидим дома и все болеем. С ужасом думаю о понедельнике, когда мохмух (единственный, которого не скосило, ттт) выйдет на работу, и мы таким образом лишимся родной матери и няньки.

Я читаю книжку Лены Данхэм Not That Kind of Girl. Книжка гораздо хуже сериала, она скорее "записная книжка," чем самостоятельная вещь, но для фанатов самое оно, потому что в ней показано, из чего сделаны Girls и вообще слишком много Лены Данхэм не бывает.
Кстати, мне ужасно нравится, что бойфренд у Лены - красивый еврейский мальчик, который в школьные годы был вместе со Скарлетт Йоханссон. (Чуть ли не первое, что он сказал Ленe при встрече: "Все возмущаются, что тебя так много голой в сериале. Глупые люди!" Респект.)

Из книжки я узнала, что предшественником сериала были интернет мини-серии (по две-три минуты каждая) с громким названием Delusional Downtown Divas (Лена говорит, что ей оно дико не нравилось, но ничего лучшего она придумать не смогла). Мини-серии эти, сделанные абсолютно вручную, сразу же стали пользоваться успехом среди нью-йоркской богемы. Они все есть на ютьюбе, а вот в этой сестры Лола и Джемайма Кёрк!:



toujours_murr: (Femme savante)
Я очень люблю несколько стихотворений Роберта Фроста, потому что Капитан Очевидность скажет вам, что невозможно не любить пару стихов Фроста, если английский не совсем чужой.
Среди них есть одно маленькое (но не такое маленькое как "Пламя и лед", гг) под названием "Дизайн."

русский подстрочник )



Русского приличного перевода нет я не нашла, потому что всем переводчикам надо было что-то там писать о роке, о предназначении, о борьбе маленького бедного мотылька с большим и злым пауком, и о котелке ведьмы. Ради своих хитрых рифм и (неправильных) сравнений мотылька с "мятым лоскутком" переводчики напрочь забыли, что суть стихотворения в том, что белый паук держит белого мотылька на белом цветке. В этом, блин, дизайн. Да, слово "дизайн" нагружено дополнительным смыслом, но игнорировать факт белизны всех участвующих ради отсебятины вроде "И судорожно сжались крылья совки, бессильные в трагичной обстановке" просто стыдно.


Короче, нет больше Пастернаков и Лозинских, во всяком случае, мне в сети не попались.
Но на самом деле я хотела писать не о переводах (просто когда я искала русский вариант, я их вынужденно читала и мне надо было повозмущаться).

На самом деле мне интересно, видел ли Фрост этy картинy до того, как он написал стихотворение. Тут, правда, не черноголовка, но вообще многовато совпадений:



16979681368_f812f7d126_o


Design


I found a dimpled spider, fat and white,
On a white heal-all, holding up a moth
Like a white piece of rigid satin cloth -
Assorted characters of death and blight
Mixed ready to begin the morning right,
Like the ingredients of a witches' broth -
A snow-drop spider, a flower like a froth,
And dead wings carried like a paper kite.

What had that flower to do with being white,
The wayside blue and innocent heal-all?
What brought the kindred spider to that height,
Then steered the white moth thither in the night?
What but design of darkness to appall? -
If design govern in a thing so small.


Robert Frost
toujours_murr: (Femme savante)
Во френдленте обсуждается это письмо Сергея Довлатова - обсуждается страстно, и еще более страстно осуждается.
Такая реакция на дневники и письма известных литераторов, особенно тех, кто почти был или действительно был с нами во времени и в пространстве, абсолютно предсказуема. Если дневники и письма непохожи на жития святых (а они непохожи!), порицание овладевает публикой с силой базисных рефлексов.

Почему же это происходит?
Наверняка тут присутствует элемент Schadenfreude, этого пушкинского "он мал, как мы, он мерзок, как мы," вернее, нет, совсем не как мы, он куда хуже нас, он-то мерзок, а мы-то нет! мы хорошие!

Это не может не удовлетворять - вот перед нами литературная величина, часть канона мировой литературы. Его сборник мы читали дождливым днем на даче, его рассказ мы пересылали нашей первой любви в виде чуть помятой ксероксной копии, его портрет мы разглядывали в журнале, и в фото его жен мы вглядывались с мыслью "да разве она красивая?" И вот оказывается, что эта литературная величина имел проколы в моральном и социальном смысле. В этом есть какой-то безусловно демократический элемент - величина сдувается, а мы, мы приподнимаемся немножко. Ведь в отличие от литературной величины мы-то не блядствовали направо и налево, мы добросовестно работали и ответственно растили наших детей, у нас никогда не было пагубных привычек и таких долгов. Да, о нас нет статьи в литературной энциклопедии (да даже в википедии нет), но зато наш брак прочен, а пенсионные сбережения растут с каждым днем.

Но Schadenfreude все-таки не охватывает всего спектра чувств людей, с жаром вступающих в полемику против человека в писателе. В этом их порицании есть куда более интересный аспект, чем радость от чужого несчастья. В своем гневе на писателя не оправдавшего наших ожиданий, мы сокращаем дистанцию к по сути абсолютно постороннему для нас человеку и предъявляем ему, этому совершенному чужаку, глубоко личные претензии. Тон наш как правило таков, как будто лично нам писатель изменял, как будто лично наш ребенок не видел отца, как будто именно нам он прислал возмутительно дешевую и уродливую дубленку. Почему мы принимаем детали писательского быта так близко к сердцу? И почему мы не задаемся вопросом, если бы расклад времени и пространства был несколько иным - были бы мы сами интересны писателю настолько, чтоб он заимел с нами детей (которых, конечно же, сразу бы цинично бросил)? Иными словами (интернетного сленга) - откуда такой баттхерт?

Нас не удивляют политики, берущие взятки. Мы смотрим в лучшем случае с mild amusement на очередной развод, шлюх и наркоту голливудской звезды. Безобразные выходки так вообще часть имиджа рок-музыкантов. А вот с литературой все обстоит иначе, "поэт в России больше чем поэт" и так далее (хотя старик Гёте тоже был порицаем за его последнюю любовь, но не так рьяно, конечно). Мы почему-то думаем, что к магнетизму литературного таланта должен прилагаться и моральный компас.

Вернемся к нашим источникам информации, дневникам и письмам. Писатель уже зацепил нас своей беллетристикой, иначе мы б не полезли читать дальше, и теперь он цепляет автобиографией. Он и письма умел писать, зараза такой.  В этих дневниках и письмах он бывает настолько честен, настолько беспощаден с собой, что у нас, обывателей, складывается иллюзия абсолютного знания, и оттуда, близости. И оттуда, чувства превосходства (familiarity breeds contempt!).
Перед нами человек обнажил свою душу, а мы стоим в белом пальто, застегнутым под самый воротник. Что под пальто у нас  - мы, как правило, сами не знаем.
Мы такие дневники и письма не будем писать никогда, потому что не хотим и потому что не умеем.
Да и кто стал бы их читать? При всем нашем моральном превосходстве у нас нет и не будет того, чего достиг этот писатель, который так мал и так мерзок -  единственной возможной формы бессмертия.
toujours_murr: (Femme savante)
Я не понимаю, почему книгу "Бродский среди нас" нельзя достать на английском. То есть, понимаю, конечно, что она еще не вышла и непонятно, выйдет ли в Америке вообще, но все же. Очень хочется прочитать, и как-то нелепо читать ее в русском переводе, хоть он и замечательный, судя по отрывкам.

Залипла на медузином сайте "Гадание на Бродском." Задаю всяческие неприличные вопросы, получаю прекрасные строки в ответ. Смотрю потом на весь стих, все еще ничего непонятно, зато красиво как и времени не жалко совсем.

Медитирую над фотографиями дочки Бродского здесь. У нее явно его подбородок. Надо только отвлечься от мысли, что она очень похожа на Киру Найтли в варианте "блонд." Ну и в Англии живет, это действует, видимо.

Прочла ее интервью на "Кольте," девочка-эльф, боже мой, какое счастье, что кроме стихов он оставил и это тоже. В комментах там и на ФБ уже начался срач, что она дура и стихов не знает и по-русски не говорит, позоритимявеликогопоэта.
А я пойду лучше еще раз на ее фоточки гляну.
tumblr_n5eixx9abH1r82czqo1_500

Как-то это связалось еще с письмами Сергея Довлатова (Бродский его успешно рекомендовал Нью Йоркеру) - буквально позавчера в одном открытом посте в одном закрытом сообществе сплетничали про его гражданскую жену, а жена возьми и прийди прямо в комменты. А что, у нее тоже ЖЖ есть. А потом читаешь его "Дорогая, сердитая…" И хотя это было невероятно embarrassing, все же это было очень круто.
toujours_murr: (Femme savante)
Проглотила Strange Bodies Марселя Теру за две ночи. Книжка прямо для меня - тонкие литературные аллюзии, совершенно очаровательный, живой и теплый доктор Самюэль Джонсон (и вообще все эпизоды с ним - исполнившиеся мечты каждого литературоведа и любителя, только я вместо Джонсона хотела б Анну Андревну, конечно), и даже с русским все окей (не уверена правда, насколько серьезно там употребляется "редиска" в смысле "нехороший человек").
Прекрасная книжка, поэтичная, глубокая и захватывающая. Удивительная, я бы даже сказала.

Но наглядно показывает, почему я так мало читаю в последнее время. Либо я заглатываю книгу как удав, либо я вообще бросаю читать (Сэлинджеровские "Фрэнни и Зуи" лежали у меня открытыми два месяца, мне вполне понравилась Фрэнни, но на Зуи я сломалась и все не могла понять, отчего ж так противно).
А проблема с запойным чтением в том, что у меня же вроде обязанности аспирантки, матери и домокозявкихозяйки. И все идет наперекосяк, если читать до половины пятого утра.
Поэтому я стараюсь не читать. Ужас какой.
toujours_murr: (Femme savante)
Мэри моя МакКарти написала в 1962-м году весьма вредную рецензию на Сэлинджера в целом и на "Над пропастью во ржи" в частности. Она там очень элегантно пышет злобой и издевается над сэлинджерским дурновкусием, а мохмух, оказывается, ее взгляд полностью разделяет (когда он увидел меня с книгой, он перекрестился бы, если б делал такие вещи).
Но я не согласна с ними, во всяком случае, не полностью.


Я "Над пропастью" читала в юности, и помню неясное щемящее чувство, а в детстве мне папа пересказывал куски оттуда, поэтому у меня было к тому же несколько uncanny первое впечатление от книги - детские мои воспоминания смешались, мне почему-то казалось, папа рассказывает что-то из своей жизни, а потом я своими глазами читала и про аккуратно сложенные вещи на стуле рядом с кроватью со спящей Фиби, и про то, как Фиби сначала идет по другой стороне улицы, а потом передвигается все ближе и ближе к Холдену, пока не шагает рядом с ним. Папа правильно думал, что мне будет интересней всего именно про маленькую девочку, ну и (тут у меня резко портится настроение) также намекал, что надо любить порядок и иметь легкий и отходчивый нрав.


А сейчас, перечитав еще раз, я поражена, насколько точно Сэлинджер передал травмированное потерей сознание. Все - от мерзкой старой груди и колен учителя, до куда-то девшихся уток и ранки во рту у Холдена, про которую он думает, что это может быть рак, и конечно же этой его нервной любви к Фиби, и осколков разбитой пластинки ей - это вот все типично для людей, которые покалечены потерей, до мельчайших деталей, просто как из учебника психологии. Потеряв одно, потери мерещятся везде. Поэтому Холдену самое место в санатории.
toujours_murr: (Femme savante)
1. Перечитала сказку братьев Гримм про умную Эльзу. В Германии эта сказка совсем не так широко известна как в России - в русскоязычной среде "умная Эльза" уже почти имя нарицательное - , но мне кажется, ее конец знают вообще единицы (я не знала!). В общем, после того как жених Ганс видит все семейство плачущим в подвале, он решает, что Эльза и правда очень умная, и берет ее в жены. В женах Эльза ведет себя так себе, вместе того, чтоб жать пшеницу, она ест пшеничную кашу, а потом в пшенице спит. А добрый Ганс, увидев это и осерчав, запутывает ее в тонкую веревку с колокольчиками, и запирается дома. Эльза просыпается в поле ночью, вся звенит, не понимает спросонья, она это или не она, стучится в собственный дом. Но Ганс (типичный пример гнуснейшего gaslighting'га, ахтунг феминистки!) утверждает, что его Эльза с ним дома. Тогда Эльза идет стучаться дальше, но ей никто не открывает из-за звона колокольчиков.
Короче, это весьма пугающая история о том, как сходят с ума (не без помощи посторонних, конечно, но все-таки). Поэтому мой совет всем "умным Эльзам" - начать качественную психотерапию пока не поздно.


2. Перечитываю "Над пропастью во ржи" и пребываю в плаксивом настроении. В этом, имхо, и шарм и противность книги. Но шарма все же больше, во всяком случае для впечатлительной девочки вроде меня. Кстати, я вспомнила что гнусно воспользовалась инсайтом Холдена Колфильда - когда Джейн положила ему руку на шею сзади, и он так впечатлился - на одном из первых свиданий с мохмухом. Судя по всему (мохмух был потрясен), это реально работает! Но только если тебе меньше тридцати, и у мужчины нрав не как у Джеймса Джойса (тот предпочитал, чтоб ему руку на первом свидании сразу совали в штаны).
toujours_murr: (Femme savante)
Вместо облегчения испытываю теперь нечто похожее на чувства наркомана, у которого отняли шприц, ложку, резиновый жгут или что там еще у них.

Лихорадочно гуглю, когда же выйдет следующая книга (не последняя, нет! Предпоследняя, в лучшем случае!)

Между 2015-тым и 2017-тым годaмu!
Нет, я изначально знала, что ввязываться во все это - плохая идея.


36605045
(Каждый раз, когда меня спрашивают, когда же выйдет следующая книга -
Я убиваю очередного Старка. )
toujours_murr: (Femme savante)
Вот здесь  - воспоминания Ани Каминской, внучки Пунина, о ее поездке в Англию с Анной Ахматовой в июне 1965-го года.
Для Ани Каминской Ахматова была больше бабушкой чем великим поэтом, что с одной стороны, выгодно оттеняет ее в массе восторженных поклонников Ахматовой, но с другой стороны объясняет, почему в воспоминаниях Каминской куда больше места занимает перечисление званых гостей и обедов (жаль, что не описание!), чем сама Анна Андреевна. И это, блин, обидно! Потому что те немногие детали живой Ахматовой, которые все-таки прорываются через списки английских достопримечательностей и имен, бесценны - этот ее совершенно подкупающий юмор, и трогательное: "Тебе хорошо, а я была совсем одна с этими скалами!" (и вот тут как раз отлично, что Каминская - не Чуковская, она эту фразу не комментирует. И вообще, несмотря на то, что Записки Чуковской вообще лучшее что есть об Ахматовой, потом хочется читать воспоминания об Ахматовой кого угодно, только не Чуковской).
А вот тут о том же английском путешествии, только от лица Ирмы Кудровой (которая вообще по Цветаевой). Странным образом текст похож на воспоминания Каминской (ее Кудрова упоминает только как "молодую спутницу") - те же постоянные перечисления имен, но Ахматовой там все-таки чуть больше, кажется…
toujours_murr: (Femme savante)
Зигмунд Фрейд писал о невротическом характере, что он подвержен сильной тоске о недостижимом, а как только мечты грозят как-то нарисоваться в реальности, невротик впадает в панику. Больше всего невротикам нравится предаваться мечтам именно тогда, когда уже нет даже самой маленькой возможности их осуществления.

Пару лет назад я читала полуавтобиографический роман испанского автора Хавье Мариаса All Souls, о его блядстве времени в Оксфорде. Там у рассказчика и главного героя был адюльтер с некой Клэр (детали биографии которой - рождение в Индии и муж преподающий в том же колледже - сильно совпадали с тем, что я знала о своей колледж эдвайзорше, пожилой уже и полной тетеньке (кстати, она сильно похудела недавно!). И там есть момент, когда он предлагает этой своей любовнице (на которой изначально "печать срока годности") все, чуть ли не уехать вместе куда глаза глядят и никогда не возвращаться.

И я радовался огромному утешению в предложении невозможного и в знании, что мне будет отказано: потому что именно осознание невозможного и определенность отказа разрешают ни в чем себя не сдерживать, и куда более страстно и смело выражать свои желания, чем если бы была хоть малейшая опасность их исполнения.

Это очень близко к Фрейду. Но если завернуть за еще один угол, то мне кажется, такой ход мыслей свойственен и вполне нормальным людям. Мечтать не только удобней на диване, чем за работой на пути к цели - мечтать вообще изначально возможно только и именно на диване (не обязательно на настоящем, конечно, можно и на воображаемом, внутреннем). На самом пути к цели (даже когда цель и есть "мечта") не до мечтанья, там нужна концентрация канатоходца, часто сопровождаемая тревогой. А это как-то сильно портит мечтательное настроение.
toujours_murr: (Femme savante)
Прочла наконец-то третью часть Бриджет Джоунс - читала в метро из аэропорта, на людях! Не было стыдно, филолог на работе, хе-хе.
Никаких рецензий не читала специально.

Книга совершенно безыскусная, местами и наивная и неудачная, но, но… Уникальный голос Бриждет там есть, и очень смешные моменты тоже есть - вот чтоб громко всхохотнуть во время чтения, как часто такое удается? А там было неколько раз так.
Но главное не это. Книга резонирует как-то страшно - я вообще прорыдала большую ее часть, а я хоть и псих, такого от себя не ожидала, и от развлекательного чтива тоже. Этот "средний возраст" там, со всеми его ужасами - стареющими родителями, с ответственностью и страхом  за детей, с постоянной неуверенностью, справишься ли со всем этим. И как страшно, как одиноко при этом бывает. Вот это все - не ужасы совсем на самом деле, а просто наша жизнь, жизнь большинства - придает такому частично халтурному романчику какую-то пронзительную человечность и честность.

Но я вообще предвзята - чувство постоянной легкой неадекватности мне слишком хорошо знакомо. Ибо сейчас пришлось вспомнить, что я вообще-то мать малолетнего ребенка. У которого каникулы и уволилась няня. Это значит, что мне надо круглые сутки следить за тем, чтоб ребенок был сыт, чист и доволен. Я сгибаюсь под этим грузом, если честно, а ведь сегодня только второй день!
С другой стороны, как легко впасть в эйфорию по поводу победы над бытом. Пусть и кратковременной - но я удачно запекла курицу и картошку, ура-ура. Мелочь сыта и рисует розовый куст и рассказывает одновременно ему сказку.
Проблема ужина встанет не скоро (но *осматривая боеприпасы* - шоколадный пуддинг в холодильнике тоже есть).

P.S.: Так как мне сейчас первый раз в жизни не надо писать диссер- кто пойдет со мной смотреть Gone Girl?
toujours_murr: (Femme savante)
Моя жизнь сейчас состоит из правки диссера и ежевечернего просмотра первого сезона "Игры Престолов."
Про диссер я уже писала!
Я так поздно смотрю сериал, потому что я очень люблю сначала читать и только потом - смотреть. Наоборот мне неинтересно, и даже сейчас, зависнув на четвертой книжке, я уже жалею, что мои представленные герои - узколицая Арья и тоненькая Данэрис, златоглавые и светящиеся Серсея и Джейми, полностью заместились актерами сериала - Арья стала круглолицей и бровастенькой, Данэрис в плохом парике и с общей внешностью пышащей здоровьем дочки мельника, Серсея и Джейми - типичный среднестатистический голливудский стандарт, без всяких золотых сияний (хотя Серсея в сериале круче чем в книге, но я подозреваю что это из-за ее скорбной морщинки на переносице, которую мудрый режиссер запретил ей убрать ботоксом).

Книги я тоже начала читать поздно, если сравнить со всеми остальными и особенно мохмухом, который меня донимал, потому что - меня бесят зомби! Они ж там в самом начале. О, я не понимаю эту поголовную моду на зомби, да, я слышала что зомби якобы метафора современного общества потребления, но блин! От них же не страшно! Они противные и тупые!
В общем, оплошал тут Джордж Мартин, имхо, без зомби все было б круче (вот дракончики, например - это я понимаю!).

Несмотря на мое одобрение и даже заинтересованность, все равно в очередной раз я убеждаюсь, что я не фанат фэнтези, но… the things you do for love, хехе. Хотя Мартин работает отлично, но зачем он так длинно пишет, я хочу уже читать Довлатова, и Набокова, и в конце-концов я давно уже хочу третью часть Бриджит Джонс! Молодой Филип Рот ("Прощай, Колумб!") тоже хорошо пошел на днях, хоть его я уже читала (*ябедничая*  а вот мохмух его терпеть не может)…

Короче, меня ждут еще несколько толстенных книг, много серий, и самое главное - две главы, абстракт и библиография диссера.
*уходит, подвывая*


stay-strong-because-winter-is-coming_zps3cb69bf3
toujours_murr: (Femme savante)
Во френдленте было несколько картин, изображающих женщин с книгой.
Вот таких, например:


_Fh_fh00001119_-_ivan_kramskoi_za_chteniem._portret_sofi_nikolaevny_kramskoi

Смотришь, и завидно становится - все в этих женщинах прекрасно, от кружевных воротничков до мыслей в прелестной головке.

Ну вон классическое у Фрагонара же (это про которого Рильке писал, когда он писал о фламинго) - котенок просто, а не девушка:


fragonard-a-young-woman-reading-1776


Я тоже так хочу. Я довольно много читаю, вернее читала до ЖЖ. Но так у меня почему-то не получается никогда.
а получается такое: )
toujours_murr: (Femme savante)
Читала статью Марты Гелльхорн (третьей жены Хемингуэя, который жаловался ей, постоянно отсутствующей - "Ты военный журналист или жена в моей постели?!") о суде над Эйхманом.
Эйхман рассказывал, как хотел учить иврит и нанял для этого одного раввина.
"Конечно, было б так просто поймать какого-то раввина и заставить его меня учить," самодовольно вещал Эйхман. "Но я платил ему три марки в час, как положено."
Эйхман искренне не понял, почему на этом месте зал суда ахнул, и удивленно крутил головой.
toujours_murr: (Femme savante)
Принялась читать A Train of Powder Ребекки Вест, о Нюрнбергском процессе (совпало, да). И конечно, это все очень интересно, живые впечатления и т.д. (Гёринга она там сравнивает со старательной гувернанткой. С Джейн Эр, чисто внешне!), но вплоть до того момента, когда с сожалением понимаешь, что книга написана ИДИОТКОЙ.
Причина нацизма, пишет она, в том, что немцы любят строить большие виллы. С башенками. То ли дело американцы, с их простым бетоном и стеклом.
Фейспалм, блиать.
toujours_murr: (Femme savante)


Она родилась у очень богатых и "гламурных" родителей в 1936-м году, в Нью-Йорке. Ее мать, Этель Швабахер, известная в узких кругах художница-абстракционистка, была из династии Оппенгеймов, еврейских интернациональных банкиров, фактической еврейской аристократии. Отец - юрист, специализировавшийся на звездах Голливуда и писателях. Это от него известная сценаристка и врунья Лиллиан Хельман услышала о Муриель Гардинер, одной из известнейших психотерапевтш того времени - с Муриель семейство Швабахер делило дачный участок. Американка Гардинер - тоже очень богатая и красивая (других там не было) - уехала в 20-х в Вену учиться и подвергаться психоанализу у Зигмунда Фрейда, а потом, когда к власти пришли нацисты, была очень активна в подпольном сопротивлении, контрабандой провозила паспорта и деньги для других участников (об этом она позже написала книгу "Партийная кличка - Мэри"). Хельман, услышав от своего юриста эту охуительную историю, настрочила главу в своих мемуарах, что якобы она сама через свою подругу "Джулию" (списанную до мельчайших деталей с Муриель Гардинер) помогала сопротивлению и т.д. По этой главе сняли фильм "Джулия," с Джейн Фондой и Ванессой Редгрейв. А Хельман даже не было стыдно.


Вся семья Бренды Вебстер, тогда еще Швабахер, вплоть до бабушки, со страстью подвергалась психоанализу, причем у самых главных и известных аналитиков - один из аналитиков матери также консультировал Мэрилин Монро. "Психоанализ стал для моей семьи религией," утверждает Бренда в своей автобиографии The Last Good Freudian. Когда у Бренды родился младший брат и девочка переживала травму всех перворожденных, "свержения с престола," ее мать вместо слов любви холодно объясняла ей: "Это совершенно нормально ненавидеть своего младшего брата. И хотеть убить его." Саму Бренду отвели к детскому психоаналитику в 14 лет. Когда от инфаркта умер ее обожаемый отец, мать пыталась покончить жизнь самоубийством. Так что понятно, что несмотря на всю роскошь и привилегии, жизнь у юной Бренды была непростой. Но и неплохой. Ее отправили в нью-йорксую Dalton School на Upper East Side - легендарную частную школу, известную своей интересной программой и бережнoму отношению к детям. В фильме Вуди Эллена Manhattan есть кадр с (полуспрятанным) названием этой школы - туда ходит юная Трейси, любовь главного героя Айсека.


Бренда росла умной и красивой девочкой, после Далтон Скул она проучилась в Свартмаре, Барнарде, Коламбии и Беркли. Постоянно была окружена поклонниками, имела бурную сексуальную жизнь.
И поэтому _очень_ непонятно, почему ее угораздило выйти замуж в 20 с чем-то лет, за невнятного ученого, который был не в состоянии поддерживать семью, который постоянно изменял, который увез свою молодую жену во Флоренцию и поселил ее в сырой неотопляемой вилле. С утра до ночи он торчал в своих библиотеках, а избалованная роскошью Бренда тем временем занималась хозяйством (в Италии 60-х это было непросто, особенно после американского стандарта), родила троих детей, защитила диссертацию (тут я грустно взвываю и скулю), и написала еще парочку книг. И во время наводнения Флоренции эвакуировала собственноручно всю семью (ее никчемный муж лежал на кровати и жаловался, что у него отнялись ноги от стресса). При всем этом Бренде еще приходилось полностью содержать себя и детей (благо у нее было крупное наследство).


Лет через двадцать они развелись, Бренда нашла себе ровню, ее репутация феминистки-писательницы утвердилась, все трое детей выросли весьма удачными.
Но лично я не понимаю, почему такая блестящая красавица попала в такой странный брак и так долго там пробыла.

вот она )
toujours_murr: (Femme savante)
это очень конкретная категория трудящихся. Хуже пышного самоуверенного дурака - только пышная самоуверенная дура (ПСД).

Читаем ее "интересные мысли и факты" (определение самой ПСД, конечно):

Ну и Фитцджеральд умер в 44, романы его считались умеренным успехом, а "Великий Гэтсби" так себе вещичкой, единственной ценностью, которой - отражение времени джазовых лет. Он умер, считая себя неудачником, не сумев заработать ни денег, ни славы своими романами. А после его смерти успех нарастал и нарастал, романы включены в учебную программу, он считается классиком американской литературы, а "Гэтсби" вторым по значению и знаменитости американским романом. Вывод простой - пить надо меньше, а жить долго, чтобы слава успела тебя нагнать неспешным шагом.

Охуеваем от токсичной смеси лжи, наглости и мерзкого изложения.

Для тех, кто не совсем в лодке - первый роман Фитцджеральда - This Side of Paradise - катапультировал тогда еще 23-х летнего денди в литературную американскую элиту, первый тираж романа полностью раскупили за 24 часа, а Фрэнсис Скотта облизали все значимые литературные критики в рецензиях всех значимых газет, oт New York Times дo Chicago Tribune. Его тогда уже прозвали "пророком джазовой эры."  Денег на своем первом романе он тоже заработал прилично. Что-то там ПСД пиздит пишет про "не сумев заработать ни славы, ни денег"? Если то, что накрыло Фрэнсис Скотта еще до 24-х летия, не слава, то что, пардон, слава?

Совсем другое дело, что последующие романы Фитцджеральда, включая самого "Великого Гэтсби," не смогли повторить успех This Side, но среди своих - вроде таких неважных людишек для канона мировой литературы как Т.С. Элиот - Фитцджеральд не переставал считаться самой яркой звездой.
И мы не забываем, что в 1937-м (то есть, всего три года до смерти) Ф.С. уехал в Голливуд и зарабатывал рассказами и сценариями 30 000 долларов в год, очень нехилые по тем временам деньги (конечно, и их он умудрялся полностью пропить истратить). Зато он писал "Последнего Тайкуна" в полной уверенности, что это чуть ли не лучшее, что когда либо выходило из под его пера ("I have begun to write something that is maybe great").
ПСД небось слыхала отголоски его знаменитой фразы "I speak with the authority of failure," и с трогательной наивностью перевела ее на свой убогий язык - "считал себя неудачником."

Ну что ж, ПСД лично я могу дать только один совет - жрать надо меньше шоколада, и пить меньше какао и малиновой газировки (лучше их вообще не пить), это не только вредно для фигуры, но и, судя по всему, прямо-таки трагично для мозгов.

Profile

toujours_murr: (Default)
toujours_murr

December 2016

S M T W T F S
    123
45 678910
111213 14151617
18 1920212223 24
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 29th, 2017 11:45 am
Powered by Dreamwidth Studios